Олеся Николаева - феномен современной православной поэзии

Феномен православной поэзии…есть ли он? Скорее, нет. Есть просто хорошая поэзия, неразрывно связанная с Богом.

Олеся Николаева - феномен современной православной поэзии

Феномен как раз в том, что заставляет поэта вычленять из обыденного самого Бога. Ведь многим это неинтересно, нецелесообразно, не жизнеутверждающе. Да и большинство, якобы духовных, поэтов путают божеское с мифологическим. Как раз поэзия Николаевой назывная, пластичная, неоднобокая и близкая.

Потому что надо тоньше, надо строже,

затаив дыханье, чище надо, легче:

встать на цыпочки, тянуться выше, выше,

и тогда уже – летишь себе свободно!

Поэзия, в первую очередь – энергия. Об этом пишет в своём эссе «Поэзия как энергия» Олеся Николаева: есть то тонкое и непредсказуемое, что выдумать и создать по законам невозможно. Его называют звуком, музыкой слова, драйвом, музой со свирелью…а это энергия. Она и может назваться православной в определённом тексте или человеке. Именно её направленность обращает на себя внимание и вызывает интерес. Кто-то хочет написать нечто новое, выделиться, понапридумывать горы непонятностей, якобы незаменимого мата и гадостей – но с какой энергией он творит? Где место того, кто даёт право творить?

Вот эти поры поэзии, её пробелы – чем заполнены? Чистотой, правдой, истиной – то православная. Даёт человеку надежду, очищает – православная.

Знаешь, в рейтинге современных поэтов заняла я некое место.

Значит, всё-таки – пусть земля ему будет пухом – опрометчиво и оплошно

мой редактор Виктор Сергеевич Фогельсон – знаток цензурных секретов – говорил мне, вымарывая строфу: «Так же нельзя писать!»

А оказалось – можно.

Олеся Николаева

Сам акт творения, духовного разговора с Богом и есть смысл православной поэзии. Бывает, в храме простая прихожанка начинает писать стихи, да такие примитивные, без изящества, без ценности, всё рифмы «Бог - любовь». Она читает их на всех приходских праздниках, и думаешь, что же ты не стесняешься своей простоты, безыскусности?! А потом узнаёшь, что мама этой женщины пять лет как парализована, и муж пьёт, и деток нет. И тогда понятно, что вот она, православная, Божья поэзия, спасающая, дающая.

В идеале любое творение должно совершенствовать творца. Но опять же, дело в цели, в том, для кого да с кем. В пьяном или наркотическом угаре возможно написать гениально, но такие уста на ангельские не похожи.

Олеся Николаева пришла к Богу не рано, родители её не воспитывали в церковном отношении. Зато рассказывали библейские сюжеты, однако уже самое первое стихотворение в первом сборнике:

Под облаками мою окна…

…как чудно… стать лишь света ученицей…

Кто возразит, что это не о Боге?

Ты ломился, а мир без нажима

Распахнулся и молвил: входи.

Стихи Николаевой оставляют ощущение лёгкого эмоционального голода, думаешь, если и цитировать, то всё. Ирина Роднянская, сделавшая, пожалуй, наиболее удачную на сегодняшний день попытку осмыслить место Николаевой, говорит о ней: «Это эстетика средневекового «реализма», где всякое жизненное обстоятельство места и времени высвечено, по закону обратной перспективы, лучом «оттуда», где всякое фактичное «здесь» обеспечено значимым «там», где все тутошние узлы развязываются в загробное утро вечности».

Олеся Николаева удивительно иронична, непоказушно кротка. Есть истории, про одиноких подружек, празднующих девишники из года в год, про дворничеху, ругающую снег, про уехавшего друга, про Каина. И это всё не стихи, а притчи с библейской моралью, лукаво проглядывающей из, на первый взгляд, незамысловатых строк.

Олеся Николаева

Что же тут именно православного? Да то, что православная поэзия не просто гуманистична, она ХРИСТОЦЕНТРИЧНА. Образ Христа – «есть мера всех вещей». И самого человека. Для этого необязательно в каждом эпизоде уповать на Господа, приводить героя к алтарю, заставлять зажигать свечи, звонить в колокола, неистово каяться во всех прегрешениях, а батюшке читать проповедь с амвона.

Что твердишь ты уныло: нет выхода… Много есть входов!

Есть у Господа много персидских ковров-самолётов.

У Него и на бесах иные летают святые.

И горят в темноте кипарисы, как свечи витые.

Николаева – не храмовый поэт, а напротив – реформатор в этой области. У неё нет воспеваний Творца на подобие стихов 18 века, она не отпугивает религиозной нарочитостью. Ей православная тема только помогает раскрыться, её голос понятен и от этого и поддерживается её притчевый характер стихов.

Православная поэзия, на мой взгляд, – это поэзия безграничная в духовных исканиях, но вместе с тем, существующая в рамках церковной этики. А поскольку православие традиционно для славян, то на почве этой традиции и вырастают всё новые и новые поэты.

обсудить на форуме
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
оцените статью