Истории одиночества: о фильме «На краю рая»

Я вбежала в кинотеатр насквозь мокрая от дождя, в хлюпающей обуви и единственное, чего хотелось—это горячего чая и сухой одежды.

Истории одиночества: о фильме «На краю рая»

Но с первых же секунд фильма я об этом напрочь забыла: передо мной – последнее творение режиссёра, который спасает от осени «Солнцем ацтеков», пробуждает жажду любви «Головой о стену» и просто изменяет привычный стук сердца, сам задавая ему ритм. Это - Фатих Акин.

«На краю рая» создан по всем «акинским» правилам и сюжетам: здесь полно сигарет и чая в турецких стаканах, одиночества и совсем некиношных судеб, трамваев, дорог, обязательного Стамбула, крупных планов, шума улицы при раскрытых окнах, мужской глупости и женской терпеливости, изящества в отвратительном, серого неба. Любви, наконец.

Фильм разделён на три части двумя смертями, неожиданными и глупыми, когда только начинает вериться в благополучное разрешение истории, что жизнь выходит наконец на прямую и счастливую дорогу - Акин обламывает: не может всё быть по нашему желанию.

Пожилой Али находит родную душу в проститутке-турчанке Йетер, и уговаривает её жить с ним за те же деньги, что она зарабатывает за месяц. Йетер соглашается, знакомится с сыном Али - одиноким профессором германистики Неджатом, рассказывает о своей 27-летней дочери Айтен, с которой давно не виделась и о мечтах о её нормальном образовании. При такой семейной идиллии в дурацкой ссоре Али убивает Йетер, а Неджат уезжает в Стамбул на поиски Айтен. И тут жизнь запутывается невероятными совпадениями…и разрешение так близко, достаточно просто повернуть голову влево, назвать имя, поделиться болью с еле знакомым человеком…но герои этого не делают. Всё дальше заводя ситуацию в тупик.

К тому же, фильм политичен, даже основан на проблеме соблюдения прав человека в современной Турции, вступлении её в Евросоюз, курдских восстаниях и группировках. Режиссёр не агитирует, не даёт оценки - знакомит. И только. С одной стороны естественное желание поддержать государство, борющееся с необразованными и от этого преступными курдами, которые его расшатывают. С другой - страх и боль за поистине угнетаемую и унижаемую нацию, где у курдов нет никаких прав на самоопределение.

На краю рая – это хорошо или плохо? Это одной ногой там – или же изгнание на его периферию? Но рай бесконечен. И именно таким краем бесконечности в фильме является прощение: сын прощает отца-убийцу, мать прощает убийцу дочери, и это значит, что они уже в бесконечности…

обсудить на форуме
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
оцените статью