Юлия Чернявская

Юлия Чернявская

Культуролог, писатель

Место рождения: Минск

Образование: филологический факультет БГУ и культурологический факультет РИВШ. Кандидат культурологии, профессор БГУКИ.

Работа: автор 8 книг, 104 научных статей и 5 пьес. Постоянный автор журнала "Человек" (Москва). Автор и ведущая видеопроектов "Круги на воде с Юлией Чернявской" и "Артефакт с Юлией Чернявской" на ТВ-TUT.BY. Несколько лет вела еженедельные колонки в цифровых изданиях "Ежедневник" и "Et cetera".

Хобби: работа и жизнь неразделимы.

Кредо: "До чего нельзя долететь -- до того надо дойти, хромая". Риккерт.

материалы автора

  • О козлах

    Есть слово, которое я не выношу больше, чем мат, чем гламурный жаргон, чем сленг офисного планктона… Больше, чем "бренды" и "тренды", "фандрайзинги" и "краудфандинги", "драфт" с "драйвом" и даже больше, чем "хеджирование".

  • Мои друзья и другие френды…

    Странная штука – предновогоднее беспокойство. У меня в это время прожитое, как в шкатулку, складывается. Не деньги, конечно, они-то, наоборот,  сами собой из ящичка вынимаются и улетают…  А вопросы, которые накапливаются именно к новому году – и ищут ответа. Вот например: а сколько у меня друзей?

  • Женщина, которая хотела быть похожей на елку

    ...Но вот зима,
     и чтобы ясно было,
     что происходит действие зимой,
     я покажу,
     как женщина купила
     на рынке елку
     и несет домой,
     и вздрагивает елочкино тело
     у женщины над худеньким плечом.
     Но женщина тут, впрочем,
     ни при чем.
     Здесь речь о елке.
     В ней-то все и дело.
              Юрий Левитанский

  • Женский портрет: попугаистая девушка

    Да знаю я, знаю, что слова «попугаистая» не существует.  Но что делать, если при мысли о ней сразу возникает в памяти яркая птица со скрипучими благоглупостями, бесперебойно вылетающими из ее клюва?

  • Женский портрет: королева

    Ей всегда тридцать: возраст зрелой красоты. Тонкая кость, гибкие руки, волосы убраны короной или гладким «балетным» узлом.

  • Мать-убийца, или Эффект тумблера

    На сей раз это, к счастью, случилось не у нас. В Израиле. Представляю, что там творится сейчас – в  стране небольшой, «домашней», и главное – донельзя чадолюбивой.  В стране, где нет большей гордости, чем дети; нет большего счастья – чем растить детей.